Ссылки:
Ваш индивидуальный гороскоп, гадания, народная медицина, толкование снов, значение имени, курсы психологии

СЧЕТЧИКИ:

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru




Главная страница arrow Человек и мир arrow Мироустройство arrow Все люди - све­тящиеся существа
Все люди - све­тящиеся существа     E-mail
сознание

Научившись «видеть» эманации, «видящие» создают свою собственную картину мира и свой собственный взгляд на место человека в нем. Для них «все люди - све­тящиеся существа, состоящие как бы из двух сегментов. Первый - это наше физическое тело, которое мы можем ощущать непосредственно. Второй - светящееся тело, придающее нам вид огромного светящегося яйца, которое может быть замечено только «видящими». Главной зада­чей магии является выход на светящуюся оболочку. Эта цель достигается путем сложной системы сновидения и жесткой систематической практикой «не-делания» (или «не-деяния»), т.е. некоего непривычного действия, вовле­кающего все наше существо и заставляющего его созна­вать свою светящуюся часть. Это происходит, когда большие, т. е. внешние, эманации обрушиваются на вечно дви­жущиеся текучие эманации внутри кокона и заставляют их остановиться, замереть».

Чтобы это понять, необходимо вспомнить о роли со­знания в формировании восприятия и о его структуре. Различные аспекты реальности, о которых говорилось ранее, воспринимаются различными уровнями сознания. С большой долей упрощения оно может быть разделено на три части.

Самая маленькая - это так называемое «первое вни­мание», нужное для жизни в повседневном мире. Оно ох­ватывает сознание физического тела.

Более крупная часть - «второе внимание», нужное для восприятия светящейся оболочки и действия как све­тящегося существа... «Второе внимание» всегда на заднем плане и выходит вперед только благодаря специальной практике или случайной травме. Оно охватывает сознание светящегося тела.

Последняя, самая большая часть - «третье внима­ние». Это то неизмеримое сознание, которое включает в себя неопределимые аспекты физического и светящего­ся тел в их единстве.

Войдя во «второе внимание» самостоятельно или с по­мощью учителя, человек начинает видеть светящееся тело примерно так, как его видел К.Кастанеда: «...внезапно все люди в поле моего зрения превратились в большие пузыри белого света. Я смотрел на светящиеся яйца не мельком, а непрерывно... Пузыри света вначале были расплывчаты­ми, как если бы мои глаза не были настроены, но затем в одну секунду мое зрение как бы установилось, и пузыри белого света стали продолговатыми светящимися яйцами. Они были большими, даже огромными, никак не меньше метра в ширину...» При этом женщины имели какие-то связки светящихся нитей, напоминающих львиные хвосты. Связки эти растут внутрь от того места, где у физического тела находятся гениталии. Именно они дают жизнь. Эмб­рион, для того чтобы расти, прикрепляется к одному из этих питающих «корней» и полностью съедает его, остав­ляя в светящейся оболочке темное пятно.

Хотя человеческие существа и кажутся «видящему» светящимися яйцами, но яйцевидная форма - лишь внешний кокон, оболочка светимости, скрывающая край­не интригующую, гипнотизирующую сердцевину, состоя­щую из концентрических колец желтоватой светимости цвета пламени свечи... Оболочка лишь затемняет сияние сердцевины. Для того чтобы освободить сияющее суще­ство, оболочка должна быть сломана изнутри и в нужное время, точно так же, как проламывают скорлупу сущест­ва, вылупляющиеся из яиц. Разбивание оболочки назы­вается потерей человеческой формы и является единст­венным средством освобождения сияющей сердцевины. «Сломать оболочку значит вспомнить свое другое «я» и прийти к целостности самого себя». Концепция потери человеческой формы относится к телесным условиям и осваивается учеником по достижению определенного уровня обучения. Конечным результатом ее является скрытое чувство отрешенности, которое не означает ав­томатической мудрости, но позволяет воину делать мо­ментальную паузу для переоценки ситуации и пересмот­ра позиции.

Наша светимость составлена эманациями Орла, за­ключенными в яйцеобразный кокон. Та мизерная часть всех эманации, которая находится внутри коко­на, и есть то, что делает нас людьми. Сами же эманации невозможно описать. Для дона Хуана они напоминают светящиеся нити, непостижимо же в них то, что эти нити обладают самосознанием. «Я не сумею объяснить, что имеется в виду под самосознанием эманации. Все, что мне известно, - это то, что нити эманации осознают се­бя, они пульсируют собственной жизнью, и их такое мно­жество, что числа теряют всякий смысл. И каждая из них - сама вечность».

Однако эманации Орла - нечто большее, чем просто потоки световых волокон. Каждое из них является ис­точником энергии неограниченной мощности. Эманации внутри и вне кокона одни и те же. Они образуют непре­рывный поток энергии. При этом кокон как бы разделяет его, поверхность кокона изолирует внутреннюю часть волокон штока от внешней и тем самым формирует на­правление давления внешних эманации на внутренние. В результате этого давления определенная часть эмана­ции в коконе светится особым образом. Это свечение и является сознанием существ. У человека - это свети­мость янтарного цвета, выделяющаяся особой яркостью свечения. «Эта область занимает узкую вертикальную полосу, протянувшуюся по правой стороне поверхности кокона сверху донизу».

Итак, вселенная составлена из эманации, или энергий. Их небольшая часть заключена внутри кокона. Сознание возникает вследствие постоянного давления больших, или внешних, эманации на внутренние. Восприятие, в свою очередь, является следствием сознания и возника­ет, когда внутренние эманации настраиваются на соот­ветствующие им большие. Но эта «настройка» не проис­ходит случайно. «Восприятие становится возможным благодаря «точке сборки» - особому образованию яркой светимости размером с теннисный мяч, постоянно распо­лагающемуся внутри светящегося шара вровень с его по­верхностью на расстоянии двух футов позади правой ло­патки человека, которое занимается подбором внутрен­них и внешних эманации, подлежащих «настройке». При этом конкретный вариант «настройки», воспринимаемый нами как мир, является результатом того, в каком месте находится «точка сборки» в данный момент, т.е. какие эманации она отбирает».

Древние маги предположили, что, фокусируя сфериче­ское сияние на энергетических нитях вселенной, непо­средственно сквозь это сияние проходящих, «точка сбор­ки» автоматически, без какого-либо предварительно осо­знанного намерения собирает эти нити или волокна, формируя из них устойчивую картину воспринимаемого мира. При этом главную роль в собирании эманации в пучки играет сияние, окружающее «точку сборки», выпол­няющее роль своеобразной лупы, собирающей в пучок рассеянные лучи света. Увидев, насколько сильно это сия­ние меркнет у людей, находящихся без сознания или при смерти, и как оно полностью исчезает у мертвецов, они пришли к убеждению, что это свечение и есть свечение сознания.

Однажды заметив, что «точка сборки» иногда может смещаться с привычного места на коконе, маги начали пристально изучать причины этого смещения, а главное, его последствия. Так, они сделали вывод, что восприятие автоматически собирается там и только там, где находится «точка сборки». И еще: вследствие того что сборка осуще­ствляется на новом месте и задействует новые волокна, собранный мир отличается от привычного нам повседнев­ного мира.

Было также отмечено смещение «точки сборки» в пределах светящегося шара, т. е. по его поверхности или внутрь, названное «сдвигом», и смещение наружу, за пределы шара, названное «движением» «точки сборки».

Поскольку «сдвиг точки сборки» является ее смещени­ем в пределах светящегося шара, миры, воспринимаемые вследствие этого, какими бы странными они ни казались, принадлежат к человеческой сфере. В результате же «движения точки сборки» задействуются волокна, не при­надлежащие к сфере человеческого. Восприятие этих во­локон вызывает к жизни немыслимые, непостижимые ми­ры, в которых нет и следа чего-то человеческого.

Для понимания действия механизма «настройки» и ро­ли в нем «точки сборки» необходимо связать их с поняти­ями «первого и второго внимания», о которых уже упоми­налось выше.

«Первое внимание» фокусирует воспринимаемый на­ми обычный мир, лишь выделяя и усиливая определен­ные эманации, выбранные из узкой полосы эманаций, в которой находится человеческое сознание. Не задейст­вованные при этом эманации никуда не исчезают. Они остаются в пределах нашей досягаемости, но как бы дремлют. Мы ничего не узнаем о них до конца жизни, если только не станем воинами.

Выделенные и усиленные эманации «видящие» назы­вают «правосторонним» или «нормальным» сознанием, «тоналем», «этим миром», «известным», «первым вниманием». Обычный человек называет это «реальностью», «ра­циональностью», «здравым смыслом». Эти выделенные эманации составляют значительную часть полосы челове­ческого сознания, но лишь малую толику всего спектра эманаций, находящихся внутри кокона человека. Незадействованные эманации внутри человеческой полосы - это что-то вроде преддверия к «неизвестному».

Собственно же «неизвестное» составлено множест­вом эманаций, которые к человеческой полосе не отно­сятся и у обычного человека выделению никогда не под­вергаются. Их называют «левосторонним» сознанием, «нагвалем», «другим миром», «неизвестным», «вторым вниманием».

«Второе внимание» принадлежит светящемуся телу так же, как «первое» - телу физическому.

В результате многовековой напряженной работы «ви­дящие» поняли, что путем сдвига «точки сборки» в ре­зультате, например, удара нагваля, можно выделять и усиливать ранее не задействованные эманации. При этом мир остается таким же, но становится четче. Это богатст­во чувств воспринимается телом как ощущение ускоре­ния. Двухсторонние перемещения между правой и левой сторонами облегчали понимание того, что на правой сто­роне слишком много энергии поглощается поступками и взаимодействиями нашей повседневной жизни. На ле­вой стороне, напротив, существует врожденная потреб­ность в экономии и скорости.

«В состоянии повышенного осознания все воспринима­ется одним куском, монолитной массой неотделимых дета­лей. Эта способность характеризуется интенсивностью. Однако, возвращаясь на правую сторону, невозможно все пережитое на левой стороне расположить в линейной по­следовательности, а потому и вспомнить, вспомнить в об­щечеловеческом смысле слова». Полученные пережива­ния остаются доступными для нас, но до них невозможно добраться, так как они замурованы стеной интенсивности. Это забвение является главной проблемой обучающихся искусству перемещения «точки сборки» и, следовательно, задачей воспоминания является соединение наших левых и правых сторон, объединение этих двух сторон различ­ных форм восприятия в единое целое.

Тысячекратное смещение «точки сборки» открыло не­которые закономерности, общие для всех, кто переходит границу между двумя уровнями сознания. Такой законо­мерностью является появление «стены тумана», как свое­образной границы между двумя формами восприятия. Когда «точка сборки» смещается из своего обычного поло­жения и достигает определенной глубины, она проходит некий барьер, который на мгновение лишает ее способнос­ти настраивать эманации. Оно ощущается как мгновение пустоты восприятия: в момент нарушения настройки эма­нации появляется восприятие «полосы тумана». «...Оно (нечто) находилось в 5-7 метрах справа от меня и выгля­дело как бесплотная стена желтого тумана, разделяющая весь мир надвое. Эта стена простиралась от земли до неба, уходя в бесконечность, при этом правая от меня сторона мира была закрыта этим туманом, а левая была видна как на ладони».

Эта стена передвигалась, по мере того как человек по­ворачивал голову. Разделение казалось реальным, но гра­ница проходила не на физическом уровне. «...Когда у вои­на достаточно невозмутимости, наличие которой зависит от нужного количества энергии, он может остановить вра­щение стены. Она не находится внутри нас. Она опреде­ленно находится снаружи в мире, разделяя его на две час­ти, и вращается, когда человек поворачивает голову, как если бы она была прикреплена к нашим вискам. Успешное удержание стены от поворота дает воину силу повернуть­ся к ней лицом и силу проходить сквозь нее в любое вре­мя...» Однако, чтобы проходить за «стену тумана», нахо­дясь в состоянии повышенного осознания, требуется не­большая часть нашего полного сознания, тогда как для прохождения физического тела в иной мир нужно все на­ше существо полностью.

В результате многократных путешествий через «сте­ну тумана» воин подвергается стойкому изменению всего его существа, изменению, заставляющему принять как должное то, что миры между параллельными линиями, разделяющими лево- и правостороннее внимания, реаль­ны, потому что они являются частью общего мира, точно так же, как наше светящееся тело является частью на­шего существа.

Со «стеной тумана» связана наиболее туманная часть учения дона Хуана. Оказывается, поворот головы для ос­тановки движения стены желтого тумана у сталкеров (во­инов, занимающихся «не-деланием») совершается не для того, чтобы повернуться лицом в новом направлении, а для того, чтобы по-другому взглянуть на время.

Обычно мы смотрим на время, уходящее от нас. Стал­керы обращены лицом ко времени наступающему. Это не равносильно взгляду в будущее, а лишь означает, что время видится как нечто конкретное, хотя и непонятное. Вре­мя является сущностью внимания. Эманации Орла состо­ят из времени.

Колесо времени подобно состоянию повышенного со­знания является частью другого «я» так же, как лево- и правостороннее сознания являются частями нашего по­вседневного «я», и физически его можно описать как туннель бесконечной длины и ширины, туннель с отра­жающими бороздками. Каждая бороздка бесконечна, и бесконечно их число. Живые существа созданы силой жизни так, что смотрят только в одну бороздку. Смот­реть же в нее означает быть пойманным ею. То, что вои­ны называют волей, относится к колесу времени - что-то похожее на неосязаемое щупальце, которым мы все обладаем. Конечная цель воина - научиться фокусиро­вать волю на колесе времени для того, чтобы заставить его поворачиваться. Воины, сумевшие повернуть колесо времени, могут смотреть в любую бороздку и извлекать оттуда все, что пожелают. Быть пойманным в бороздку времени означает видеть образы этой бороздки, но толь­ко по мере того, как они уходят. Свобода от околдовыва­ющей силы этих бороздок означает возможность смот­реть в любом направлении на то, как эти бороздки ухо­дят или приближаются.

Достижение барьера восприятия в состоянии повы­шенного сознания, или «второго внимания» - обычный урок в школе воинов. Однако дон Хуан объяснил, что тренировка воина заканчивается, когда он преодолевает барьер восприятия из состояния нормального сознания. Для этого он должен использовать «настройку». Единст­венная сила, способная временно устранить «настрой­ку», - это «настройка». Нужно устранить «настройку», диктующую восприятие обычного мира повседневности. Вознамерившись изменить позицию своей «точки сборки» и вознамерившись удержать ее в новой позиции достаточ­но долго, воин собирает другой мир и ускользает из этого. Разделять эти миры будет барьер восприятия.

Преодоление барьера восприятия является кульмина­цией всего, что делают «видящие». С момента преодоле­ния барьера человек и его судьба приобретают для воина совсем другое значение. Барьер используется как финаль­ный тест. Воин должен прыгнуть в пропасть с обрыва, на­ходясь в состоянии нормального сознания. Если ему не удастся стереть мир повседневности и собрать другой мир, до того как он достигнет дна, он погибнет. Нужно за­ставить этот мир исчезнуть, но при этом остаться самим собой. «Видящие» знают, что когда пламя сознания со­жжет их, они сохранят самосознание, в определенном смысле оставаясь самими собой.

Важным открытием «видящих» стало определение ме­стонахождения «точки сборки», а именно: не в физичес­ком теле, а в светящейся оболочке, в самом коконе.

«Обычно отвердевший от само поглощенности кокон во­обще не поддается удару нагваля. Однако в некоторых случаях он очень податлив, и даже минимальное усилие образует в нем чашеобразную впадину. Ее размер колеб­лется от крохотного уплощения поверхности до углубле­ния, занимающего треть всего объема кокона». Этим и объясняется возможность перехода во «второе внима­ние» в результате удара, травмы.

Дон Хуан объяснил, что углубление на коконе дейст­вует на «первое внимание», смещая свечение сознания. Впадина давит на эманации внутри светящейся оболочки. «Видящий» может наблюдать, как выделяющий фактор «первого внимания» сдвигается под действием силы этого давления. Эманации внутри кокона смещаются, вследст­вие чего свечение сознания переходит на не задейство­ванные прежде эманации, принадлежащие областям, ко­торые в обычном состоянии «первому вниманию» недо­ступны.

Свечение, образованное в сознании вогнутостью коко­на, можно назвать «временно повышенным вниманием». Эманации, которые оно выделяет и усиливает, располо­жены настолько близко к повседневно используемым эманациям, что само внимание изменяется в минималь­ной степени. Зато усиливается способность понимать, со­средоточиваться и забывать. Это происходит, потому что эманации, дающие особую четкость восприятия и яс­ность сознания, остаются выделенными и усиленными, только пока воин пребывает в состоянии повышенного сознания.

Очень важно отметить, что «состояние повышенного сознания» видно не только как углубление свечения внут­ри яйцеобразного человеческого кокона. Поверхностная светимость тоже усиливается. Но с яркостью свечения, образованного полным сознанием, это усиление ни в какое сравнение не идет. В случае полного сознания вспыхивает сразу же светящееся яйцо целиком. Этот взрыв света об­ладает такой силой, что оболочка яйца рассеивается, и внутренние эманации распространяются за любые мыс­лимые пределы.

«Видящие» считают, что сознание всегда приходит извне и что истинная тайна - не внутри нас. Отмечено, что в соответствии с природой вещей большие эманации фиксируют эманации внутри кокона. И фокус истинного сознания состоит в том, чтобы позволить фиксирующим эманациям слиться с теми, которые внутри нас. Если нам удается сделать так, чтобы это произошло, мы становимся такими, каковы мы в действительности - текучими, неиз­менно движущимися, вечными.

За этим, совершенно логично, делается вывод, что уро­вень сознания зависит от того, насколько оно способно позволить давлению больших эманации вести его.

«Видящие» также установили, что «сознание появляется не в момент рождения, а в момент зачатия, когда во время совокупления эманации внутри коконов пары жи­вых существ делают все возможное для наделения созна­нием нового существа, которое они создают. Во время по­лового акта эманации в коконах каждого из партнеров приходят в необычайное возбуждение, кульминацией ко­торого становится слияние двух частей светимости созна­ния - по одной от каждого партнера, которые отделяются от их коконов».

Также было отмечено, что «с момента зачатия сознание существа увеличивается и обогащается процессом жизни и что сознание, например, насекомого и сознание человека растут поразительно разными способами. Но с одинаковой неуклонностью».

 
« .   . »
(C) 2020 Четвертый путь - Гурджиев Успенский. Практики cаморазвития - Анатолий Арлашин Татьяна Орбу
Joomla! - , GNU/GPL.
2005 Joom.Ru - Joomla!
Страница сгенерирована за 0.003346 секунд